900 дней или "Огненный пояс Земли" // 900 days (900days) wrote,
900 дней или "Огненный пояс Земли" // 900 days
900days

Aнкоридж – неофициальная столица Аляски

Ссылка на основную запись: http://900days.org/main/ankoridzh-neoficialnaya-stolica-alyaski/

Поскольку в самом крупном городе самого крупного штата USA мы оказались посреди ночи, знакомство с ним началось утром, когда отправились после короткого сна по маркетам в поисках недостающего инвентаря и покупки провианта.

Анкоридж представляет собой одно-двух этажный блин с несколькими торчащими из него полунебоскрёбами из стекла и бетона, размазанный по пойме речки Matanuska. Его с трёх сторон обрамляют пилообразные гребни гор, а на западе ограничивает залив Кука.

Численность населения – порядка 300 тысяч человек (в доперестроечные годы в Воркуте проживало не меньше), но на улицах редко кого встретишь — все на колёсах. Как правило на грузопассажирских внедорожниках Фрод, Шевроле и Тойота невообразимых размеров, с полуметровым дорожным просветом. Некоторые с подвесными ножами для очистки дороги от снега. Получается вездеход в квадрате!

Легковых машин средних размеров мало, а малогабаритные — вообще редкость. Не любят американцы их. Цена на бензин сравнима с нашей: 3,6-3,8 долларов за галлон (галлон – примерно 4 литра). Нам бы ещё сравняться с штатовской зарплатой и пенсией!

Улицы в городе по большей части с односторонним движением. Дороги и тратуары , несмотря на обилие снега, чисто выскобдены. Ходить и ездить по ним одно удовольствие. Удивило то, что для пешеходов зелёный свет горит всего 6-8 секунд. Но, надо отдать должное водителям — ни один из них не тронется пока пешеход не освободит дорогу.

Что ещё бросается в глаза? Люди, невзирая на 20 градусный мороз, одеваются довольно легкомысленно. Трикотажная курточка, непокрытая голова… Одна крупногабаритная тётенька прошевствовавала мимо нас в одной кофточке, юбке с штиблетами на босу ногу. Нос посинел от холода, а она идёт и улыбается — ей хорошо.

Застройка улиц смешанная: стили 19 века соседствует с многоэтажным модерном из стекла и бетона. Старых зданий мало — в 60-ые годы город был разрушен сильнейшим землетрясением. Много деревьев, правда молодых — видимо озеленением занялись только в последние годы. На улицах и скверах стоят искусно вырезанные из толстенных стволов фигуры индейцев, птиц, зверей. Холлы гостиниц, торговых центров обычно охраняют чучела медведей. Один из них (гризли с острова Кадьяк) был высотой более трёх метров — на такого с рогатиной не пойдёшь! Стены украшены рогами сохатых тоже, кстати, солидных размеров. Внутри некоторых «лопат» мастерски вырезанны сцены из жизни промысловой охоты, таёжные пейзажи. В магазинах изобилие экзотических, связанных с жизнью алеутов и эскимосов сувениров. Есть весьма живописные работы.

Аптек, в отличие от нас очень мало (видели всего одну). Ассортимент скудный, а цены заоблачные — почти на порядок выше наших. Так что болеть в Америке крайне не выгодно.

Мне на запасных очках надо было поменять левую линзу на более сильную, но тут же возникла проблема — без рецепта врача заказ не принимают. Поинтересовался из любопытства ценой — за одну пластиковую линзу на минус 7 диоптрий надо выложить 80 долларов. Дороговато. Так что не дай бог, если у кого зуб заболит — тут уж точно без штанов оставят.

Редкие пешеходы, как правило, здороваются. Когда проходишь мимо офиса, тебе в окно обязательно помашут рукой.

Порт на берегу залива занимаеть довольно большую территорию. Площадки заставленны сотнями разноцветных контейнеров. Сюда же то и дело подходят длиннющие эшелоны с сырой нефтью. Тянут их сразу четыре жёлтеньких тепловоза — видимо, пока идут с месторождения, приходиться преодолевать не один перевал.

С подбором съестных припасов возникли неожиданные сложности — необходимых нам натуральных продуктов (тушёнки, сухарей, круп и.т.д.) нигде нет. Всё какие-то малокаллорийные суррогаты. (Из России продукты привезти мы не могли — запрещено, на таможне всё конфискуют). Мы свой хлеб ругаем, а тут он вообще никакой — ни запаха, ни вкуса. Жуёшь, какую-то пресную массу.

Русских здесь немало. Жизнь у них складывается по разному. Кто-то вписался и счастлив. Кто-то только и думает, как бы поднакопить денег и вернуться в Россию. Верно говорят: «Хорошо там где нас нет».

Кстати, американцы произносят название города иначе — Энкридж, но русская интерпретация мне кажется мелодичней.

Tags: Главная
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author